nose1980 (nose1980) wrote,
nose1980
nose1980

День пионерии

Прием в пионеры мне запомнился особенно: само действие должно было быть осуществлено в субботу, но как и любому другому торжественному событию акту предшествовала серия репетиций. В пятницу, вместо первых двух паруроков собрали нас всех, значит, в актовом зале. Проверили наличие должной атрибутики, знаний, а так же отработали основные действия ритуала. Потом прозвенел звонок и началась третья перемена. Третья перемена у нас всегда была большая, т.к. подразумевает полдник. Все комрады понеслись навстречу бутерам, а я, мой друг-диабетик и еще несколько избалованных домашней кухней отправились в класс и предались беснованию.

Уж не помню как и зачем, но на голове у меня в момент появления классной оказался пионерский галстук. Ясен пень, что никакими канонами подобное переиспользование главного атрибута не допускалось, посему он тут же был изъят, я — публично посрамлен, а мой прием был сдвинут на неопределенный срок, о чем и было незамедлительно объявлено всему классу.

Тому своему эмоциональному состоянию я и по сей день не нахожу подходящего описания — дикое чувство вины, в перемешку с обидой и приправленная страхом быть даже не наказанным, а непонятым близкими. Представьте, что вся ваша семья готовилась к этому событию заранее: папа с утра отпросился с работы и поехал за флэшкойпленкой для фотика, деда с бабушкой с утра сели начищать медальки, а мама носилась всю неделю, как угорелая чтоб купить вам брюки подходящей длины... и тут возвращаетесь вы, такой красивый и во-первых без галстука, а во вторых еще и сообщаете, что завтра никто никуда не едет. Лучше уж пожизненный эцих с гвоздями. В общем, пришлось найти в себе смелось и на следующей перемене публично каяццо до усрачки.

На вряд ли в жизни моей были еще такие переживания. Ни удары в нос, ни первые расставания не вводили меня в подобное эмоциональное расстройство. Из этой же ситуации я вынес два главных для себя урока: физическое наказание это ничто и то, что жизнь это компромисс. Я не помню при каких обстоятельствах, а главное за что мне первый раз ремня всыпали, дали в табло, а вопреки же просто неимоверному желанию идя в строю стучать в барабан, мне, как самому длинному, были делегированы полномочия флажконосца. Успокаивает разве только то, что остальным при этом вообще нихуя не досталось.

И еще: есть подозрение, что палево это адово случилось не без помощи одной одноклассницы. Звали ее Юля Тимохина. Ее силуэт как-то уж больно подозрительно так развернулся в дверях как раз в тот момент, когда я аццки жог на стуле с галстуком на голове. А спустя минуту как-то слишком неожиданно появилась запыхавшаяся классная. Тогда, в меру детской наивности я этому внимания не придал, но теперь... уверенности, правда, 100-а процентной нет, но даже в самом худшем случае на Юлю эту я не в обиде, как минимум потому, что она позже трансформировалась в клевую девчонку с классной попкой и сиськамиэто получился урок на всю жизнь, а как максимум считаю, что гражданский самоконтроль есть залог цивилизованного общества. Но на всякий случай с бабами и по сей день осторожен... вот.
Tags: ссср
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment